СДЕЛКА С SHELL. ЭКОНОМИКА НЕРАВНОПРАВНОГО ДОГОВОРА 2 ЧАСТЬ | ТБ КАПРІ

СДЕЛКА С SHELL. ЭКОНОМИКА НЕРАВНОПРАВНОГО ДОГОВОРА 2 ЧАСТЬ

СДЕЛКА С SHELL. ЭКОНОМИКА НЕРАВНОПРАВНОГО ДОГОВОРА 2 ЧАСТЬПосле подписания договора о добыче сланцевого газа с компанией Shell, со стороны власти только и слышны магические слова: «инвестиции», «дешевый газ для населения», «рабочие места», «энергетическая независимость Украины», — которые призваны произвести впечатление на доверчивых украинцев и заставить их поверить в то, что произошло что-то хорошее, что изменит нашу жизнь к лучшему. Сообщается на сайте Хвиля.
Хотя вполне естественно ставить под сомнение полезность любого действия команды властных «профессионалов». А наиболее пристального внимания заслуживают те из них, про которые рассказывают особенно красиво.
О злоупотреблениях и нарушениях закона, с которыми связана сделка с Shell, мы писали в первой части статьи. А пока Азаров «пышается» тем, что договор с Shell – «самый большой инвестиционный проект в мире», посчитаем, за сколько серебреников наши аферисты у власти сумели продать достояние украинского народа.
Миф об энергетической независимости
В 2012 году потребности Украины в природном газе составили 60,9 млрд. кубометров. Из них 20,18 млрд. кубометров добывается на территории Украины. Сколько сланцевого газа нужно было бы ещё добыть в Украине в 2012 году, чтобы обеспечить энергонезависимость? Правильно, 40,72 млрд. кубометров.
Между тем, сам министр энергетики Украины Эдуард Ставицкий заявлял, что Shell, даже в случае реализации самого оптимистического сценария, будет добывать около 20 миллиардов кубометров газа в год.
«По оптимистическому сценарию компании Shell, это около 20 миллиардов кубических метров добычи в год, по пессимистическому — не менее 7-8 миллиардов кубических метров в год… Если мы достигнем оптимистического сценария, это полностью решит вопрос дефицита, который сейчас есть в нашем государстве, и даже выйдем на профицит», — сказал Ставицкий, уточнив, что на такой уровень добычи можно выйти через пять лет.
Однако, в договоре говорится, что Shell поделится с Украиной только 31-60% продукции, поэтому получается, что Украина не получит 20 миллиардов кубов даже в случае реализации оптимистического сценария. В лучшем случае Украина получит 60% от этой цифры, то есть 12 млрд. кубометров газа в год.
Таким образом, вместе с Shell Украина самое большее будет добывать всего 32,18 млрд. кубометров газа в год. Это при самом оптимистичном раскладе. Ну, мы все слышали про то, что планируется сокращать потребление газа… Но поверите ли вы в то, что Украина сократит потребление газа почти вдвое?
Давайте для очистки совести упомянем еще то, что в 2012 году добыча природного газа в Украине возросла аж на 0,4% (на 85,8 млн. куб. м). Цифры настолько малы, что мы позволим себе ими пренебречь.

Это мы рассмотрели оптимистический сценарий. Но у нас есть все основания считать, что будет реализовываться вовсе не он.
Получить 60% газа. Миссия невыполнима
Формально в договоре выписана формула, определяющая, какая доля продукции будет отдана государству. Если вкратце и не юридическим языком, то процент государства в добыче газа зависит от параметра Р. Он высчитывается по формуле, где в числителе стоит сумма компенсационной продукции (той, что возмещает убытки и вообще не подлежит никакому налогообложению) и прибыльной (той, которая и обеспечивает инвестору прибыль) продукции Инвестора за вычетом налогов, а в знаменателе – затраты на нефтегазовую деятельность.
Если Р меньше или равен двум, то государство получает 31%. Если больше двух, но меньше или равен трем, то доля государства составляет 40%. И если больше трех, то государство получает 60% добытого газа (или, как указано в том же договоре, его денежного эквивалента).
Получается, что у Shell есть просто неограниченный простор для влияния на параметр Р. Можно уменьшить числитель, например, искусственно сдерживать темпы добычи газа, если понадобится экономически надавить на государство. В наши дни некоторые транснациональные корпорации богаче многих государств, это ни для кого не секрет. Поэтому Shell может, хоть себе в убыток, поработать какое-то время, чтобы выдавить у государства еще какие-нибудь нужные поправки к законам, права, льготы, привилегии. Shell может даже сжигать газ, это учтено в договоре. Благо перечень возможных форс-мажоров почти неограничен, а возможности проверить деятельность компании у государства предельно скованы рамками договора.
Также можно увеличивать значение знаменателя (то есть, затрат на нефтегазовую деятельность) для уменьшения значения параметра Р. Тут тоже полно лазеек. Начнем с определения. Нефтегазовая деятельность – это геологическое изучение, разработка, сбыт и реализация товарной продукции, проектирование, строительство, эксплуатация и техническое обслуживание скважин, добывающих объектов, трубопроводов и связанных с ними объектов и любых других объектов, необходимых для вышеупомянутой нефтегазовой деятельности, вывод из эксплуатации. Инвестор имеет право осуществлять нефтегазовую деятельность через субподрядчиков. Даже люди, не имеющие отношения к бухгалтерии и бизнесу, наслышаны о том, как «отмываются» деньги через фирмы-однодневки. А уж составители этого «исторического» документа знают об этом всё. Да, кстати! Shell может использовать добытые нефть и газ для осуществления нефтегазовой деятельности, и эти углеводороды считаются затратами, то есть, идут в знаменатель формулы, уменьшая долю государства. Таким образом, при желании Shell может ни разу за 50 лет действия контракта не отдать государству 60% продукции. Можно понадеяться на ее добрую волю, но этим пусть занимаются неизлечимо верующие в «запад-нам-поможет» (тм).
Но на этом хитрости только начинаются. Например, налоги с деятельности Shell платит… Украина! (п.28.4). Для Инвестора есть «уплачиваемые (им) налоги»: налог на прибыль, НДС и плата за пользование недрами, налог на доходы физических лиц и единый социальный взнос, взнос с заработной платы. Остальное – «заменяется распределением товарной продукции между государством и инвестором, который осуществляется по правилам, предусмотренным соглашением» (п.28.2.1). А туда входят плата за землю, рентная плата за добытый газ, пошлина, экологический налог, сбор за специальное использование воды, сбор в виде целевой надбавки к действующему тарифу на природный газ для потребителей всех форм собственности, сборы на обязательное государственное пенсионное страхование, включая, среди других, сборы, взимаемые при продаже иностранной валюты, с услуг мобильной связи, при приобретении недвижимого имущества и отчуждении автомобилей.
Независимо от изменений в законодательстве Украины, ставки налогов остаются для Компании-Инвестора неизменными на всем протяжении действия договора, за исключением тех изменений, которые улучшают положение Инвестора.
Кстати, как говорилось в первой части статьи, Shell, если захочет, может ввести сюда ЧВК. Цинизм ситуации в том, что за оккупацию своей территории заплатит сама Украина. Собственным газом (не правда ли, напоминает Ливию?).
Украина может не получить газ вовсе
Договор с Shell, как мы убедились в первой части статьи, предоставляет очень, ОЧЕНЬ особенные условия для компании. В части разделения добытого газа эти условия тоже весьма специфические.
Согласно пункту 26.8 договора оператор может «произвести отчуждение доли государства в товарной продукции». В этом случае государство имеет право на денежное возмещение на условиях, которые будут согласованы сторонами договора.
Инвестор имеет право реализовывать свою долю прибыльных углеводородов без ограничений по цене, потенциальных заказчиков и условий продажи, а также транспортировать, экспортировать с территории Украины без уплаты каких-либо таможенных и экспортных платежей, а также без квот и лицензий и других подобных ограничений, или любых других налогов (кроме НДС, который применяется по нулевой ставке). Об этом сказано в п.7.1 (i) договора.
Получается, Shell может отдать Украине ее долю в денежном выражении себестоимости этой доли, а затем продать Украине этот же газ, но уже по выгодной для Shell цене. По крайней мере, договор эту процедуру никак не исключает. И при таком раскладе государство купит ресурсы из своих же недр у совершенно посторонней компании по той цене, которую та сочтет нужным установить.
В заключение следует вспомнить еще о создании рабочих мест. Напомним, как мы уже говорили в первой части, Инвестору «рекомендовано» нанимать граждан Украины, но тот может не делать этого вовсе. Так написано в пункте 21.1.2: «Без обмеження права Оператора на відбір та наймання такої кількості працівників, українських та іноземних, яка на думку Оператора потрібна для здійснення нафтогазової діяльності в безпечний, ефективний та економічний спосіб».
Все затраты на охрану окружающей среды, на всяческие гранты, социальные программы «подлежат возмещению», то есть, по факту, за них Украина расплачивается собственным газом.
Эпилог.
Наше государство, создавая комфортные для иностранного инвестора условия, перешло все мыслимые и немыслимые границы. Оно внутри себя создало неподконтрольную самому себе территорию, предусмотрев возможность дальнейшей экспансии «Shell» (или любой другой компании, которой Shell вздумает продать права на добычу), освободило Инвестора от необходимости отчитываться и заботиться об окружающей среде (см. часть 1), заботиться о гражданах Украины и хоть как-то с ними считаться. На Инвестора не действуют многие законы нашего государства, он не обязан платить налоги, может не делиться добытыми из наших недр ресурсами, может отбирать частную собственность у граждан Украины. Его возможности, при наличии команды опытных юристов, становятся поистине безграничными.
И какую экономическую выгоду собирается извлечь из этой сделки наше государство? В случае пессимистического сценария мы получаем 2,17 млрд. кубометров газа в год при необходимых 40,72 млрд. По средней рыночной цене это составит аж $868 млн. за год, а мы выплачиваем «Газпрому» такие (или ещё большие) суммы ежемесячно. Энергетическая независимость? Иностранные инвестиции? За одну только возможность поговорить о них мы заплатим слишком высокую цену.
Украина по факту заключения этого договора стала ресурсной колонией Shell. Как будто мы проиграли войну, и победитель беспрепятственно выкачивает наши ресурсы, милостиво бросая обглоданную кость с барского стола. И кто когда заботился о благосостоянии страны-колонии, ее экологии и социальных вопросах? Кто когда платил колонии налоги и делился с ней прибылью? Такого никогда не было, и в нашем случае тоже не будет.

ИСТОЧНИК: hvylya.org

Розповісти


Додати коментар

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *